101 Гвардейский Авиационный Красносельский Краснознаменный Полк Дальнего Действия

Статья "Труженик неба"
Меню сайта

Форма входа


Поиск


Статистика
 
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
 
              ОБД Мемориал

               Подвиг Народа
 
                   www.rusorden.ru                 
   
 
 
                          
          
Приветствую Вас, Гость · RSS 18.12.2017, 09:44

ТРУЖЕНИК НЕБА
http://holocaustmuseum.kharkov.ua/​​​​​​​ июль 2006г.

     В этом году исполнилось сто лет со дня рождения нашего земляка Израиля Захаровича Лифляндчика, отважного воина, труженика неба.
     Трудовая и военная биография И. З. Лифлян­д­чика тесно связана с авиа­цией, которую он любил и которой посвятил всю свою жизнь.
     Волею судьбы, военные пути-дороги в грозные годы войны привели его в 101 авиационный полк авиации дальнего действия (АДД), которым командовала известная летчица — харьковчанка, Герой Советского Союза Валентина Степановна Гризодубова. В полку воевали бывшие пилоты гражданской авиации, в т. ч. и летный состав Харьковского 14-го транспортного отряда ГВФ — пилоты Б. Г. Лунц, С. Ф. Рукавицын и др.
     Экипажи полка, имевшие в довоенные годы большой налет на транспортных самолетах, успешно летавшие днем и ночью, в сложных метеоусловиях, на самолетах Ли-2, Си-47, как правило, в ночных условиях, успешно выполняли полеты за линию фронта, снабжая всем необходимым партизанские соединения, действующие в тех районах.
     Только колоссальный опыт, высокий профессио­нализм и какое-то особое чутье позволяло пилотам без применения радиотехнических средств навига-ции находить в лесных массивах партизанские «аэродромы» и производить в ночных условиях посадки на ограниченные по размерам площадки. Надежными помощниками пилотов в этих неимоверно сложных условиях полета, обеспечивающих исправную работу двигателей, систем самолета, были бортмеханики, которые также приобрели большой опыт эксплуатации авиационной техники, летая по мирным трассам страны.
     О пилотах, штурманах, об их героических свершениях написано немало, а авиационные техники, инженеры, бортмеханики, как правило, оставались «за кадром».
Израиль Захарович Лифляндчик, герой очерка, прежде чем стать бортмехаником весьма совершенного, по тем временам, транспортного самолета Ли-2, прошел большую жизненную школу. Выходец из простой семьи, получив шестиклассное образование, он сумел, постоянно повышая свои знания, стать борт­механиком, специалистом своего дела.

     В далекие годы, в начале 50-х, я, молодой авиа­техник, только начинавший свой путь в авиации, пришел в коллектив авиаторов, истоки создания которого уходят в 20-е годы прошлого столетия. Среди ветеранов отряда был и Израиль Захарович. В те годы я не знал его биографии. Мне лишь запомнился небольшого роста, очень энергичный и подвижный, в засаленной куртке, бортмеханик, который наравне с нами принимал участие в обслуживании «своего» самолета. В те годы в гражданской авиации страны существовал закрепленный метод работы экипажей, т.е. у каждого командира корабля был «свой» самолет, и бортмеханики боролись за его исправность и надежность. Знающие, обладающие большим опытом эксплуатации авиационной техники специалисты ценились высоко.
     В длительные командировки в северные районы страны, куда регулярно вылетали экипажи отряда, отбирались лучшие, хорошо подготовленные пилоты, штурманы, бортмеханики, бортрадисты. Тщательно готовили для работы в отрыве от базы самолеты.
Каждую зиму в далекую Якутию улетали для работы два экипажа. Среди них всегда был Израиль Захарович. Он летал в составе экипажа командира корабля М. А. Вороны, ветерана полетов по северным трассам. Регулярность полетов, их безопасность во многом зависела от сноровки и умения бортмеханика подготовить самолет к вылету, когда показания термометра наружного воздуха постоянно держались у отметки минус 50 градусов по Цельсию.
     Хорошо помню, как мы встречали на аэродроме вернувшегося из командировки Израиля Захаровича. Его летная меховая куртка была сплошь покрыта масляными пятнами, изможденное лицо, обожженное морозами, говорили о перенесенных трудностях.
Несколько лет я, уже состоявшийся бортмеханик, работал в одной эскадрилье с Израилем Захаровичем. При редких встречах с Лифляндчиком на базе или в чужих аэропортах я постоянно ощущал его моральную поддержку в трудном деле освоения тонкостей специальности бортмеханика.
     Прошли, «прошумели» годы моей напряженной летной жизни. Сменялись типы освоенных самолетов, в гражданскую авиацию пришла новая авиационная техника. «Старое» поколение пилотов, механиков ушло на пенсию. Как-то незаметно, без помпезных проводов ушел на пенсию и Израиль Захарович.
     Будучи уже на пенсии, в последние годы работая заведующим музеем истории родного предприятия, просматривая материалы фонда музея, я обнаружил краткую автобиографию И. З. Лифляндчика, где он рассказывал о своем военном прошлом. Невольно подумалось, какие люди были рядом со мной, почему тогда мы не знали об их героическом и трагическом военном прошлом.
     И вот сегодня я хочу рассказать о рядовом труженике войны, замечательном и душевном человеке, Израиле Захаровиче Лифляндчике.
     1931 год. Харьковский аэропорт «Сокольники». На самолетных стоянках появился 24-летний авиационный моторист, демобилизованный из ВВС Красной Армии, который вскоре стал бортмехаником самолета К-5. На нем он летал пять лет, 2642 часа провел в воздухе на этой машине. Затем последовали полеты на самолетах Сталь-3, ПС-35. В мирном небе родной страны он провел 4682 часа. По тем временам это был очень большой налет. Рядом с ним трудились, оттачивая свое летное мастерство, будущие Герои Советского Союза Надежда Федутенко, Борис Лунц, Павел Савченко и еще многие пилоты и бортмеханики, которые приняли активное участие в воздушных боях Великой Отечественной войны.
     23 июня 1941 года экипажи харьковского транспортного отряда на своих мирных самолетах вылетели в Киев. С ними был и Лифляндчик. Здесь формировалась Киевская Особая авиагруппа ГВФ, которая приняла участие в боях на Юго-Западном фронте. Обстановка на театре военных действий потребовала создания подразделений авиации дальнего действия, в задачу которых входило выполнение полетов в тыл врага.
В состав 101 авиационного полка, который был сформирован из пилотов ГВФ, вошел со своим экипажем и И. З. Лифляндчик.
     Он летает на самолетах Ли-2, Си-47. На Ленинградском фронте, под Мгой, он покинул на парашюте подбитый вражеским истребителем горящий самолет. Приземлился на нашей территории. Боевые вылеты продолжались. Полеты за линию фронта сменялись транспортными полетами по доставке продовольствия и боеприпасов частям Красной Армии. Полк участвует в боевых действиях в составе Ленинградского, Центрального, Сталинградского фронтов.
      Ночью 30 сентября 1943 года на самолетеСи-47, загруженном боеприпасами, экипаж командира корабля Ф. Бычкова, где бортмехаником был И. З. Лифляндчик, пересекал линию фронта, возвращаясь на базу. В заданном районе им не удалось обнаружить условных сигнальных костров на «парти-занском аэродроме». В районе Витебска самолет был обнаружен противником и попал под мощный заградительный огонь зенитных орудий. Разорвавшийся снаряд разрушил хвостовое оперение самолета, который стал беспорядочно падать. Весь экипаж успел выпрыгнуть на парашютах.
      Израиль Захарович благополучно приземлился. Район был буквально нашпигован немецкими частями. Пять суток он скрывался, по ночам, крадучись пробирался на восток, но был схвачен немецкими солдатами и отправлен в лагерь военнопленных в город Лодзь. В лагере он встретил второго пилота Исаева. Тот был без ноги. Остальные члены экипажа погибли. Так закончился 101-й боевой вылет Израиля Захаровича. В плену он изменил нацио­нальность и фамилию — стал ингушом по фамилии Лифлянчик. Обман удался. Далее последовали скитания по лагерям, нечеловеческий труд. Только воля к жизни позволила Израилю Захаровичу выжить в этих страшных условиях. Больше года он провел в плену. В последнем лагере в городе Наине он работал в шахте под землей. 11 апреля 1945 года военнопленные разоружили охрану, сдав ее подошедшим американским войскам. Бывшие узники были переданы советским войскам. Начались скитания по советским лагерям, где он проходил проверку, после которой был направлен в действующие войска.
     В декабре 1945 года Израиль Захарович, в звании старшего техника-лейтенанта, был демобилизован, а уже марте того же года был принят на работу в Харьковский 23 Транспортный отряд, в котором трудился еще в довоенные годы.
     В последующие восемь лет, будучи бортмехаником самолета Ли-2, он многое сделал для восстановления разрушенного войной промышленности родного города, перевозя на борту самолета срочные грузы.
     В сентябре 1954 года Израиль Захарович оставил летную работу. В воздухе он провел 13400 часов. Фронтовые годы, жизненные невзгоды отразились на его, некогда, «железном» здоровье.
     Так закончил свой 25-летний путь в авиации наш земляк, рядовой «труженик неба», ветеран гражданской авиации, участник Великой Отечественной войны Израиль Захарович Лифляндчик.
     На харьковском городском кладбище № 13, на его северной окраине, откуда открывается чудесная панорама нашего города, спустя много лет после его смерти, среди частокола могильных оградок, я с трудом разыскал скрытую разросшимися деревьями могилу.
С сохранившейся фотографии, вмонтированной в скромный памятник, на меня с грустью смотрел Израиль Захарович, с которым мы в свое время бороздили просторы безбрежного «пятого океана». Как недавно, а то же время, давно это было …
Под фотографией на памятнике надпись — Михаил Захарович Лифляндчик. Что заставило и после смерти изменить ему имя? Наверное, он этого не хотел…

При использование материалов сайта указание гиперссылки на http://101aviapolk.ru/обязательно.